«Когда мы говорили о гибридном подходе, они смеялись!»

Мы в Техасе отошли от традиционных взглядов, сделав ставку на мир, полный гибридных и мультиоблачных решений. И были правы!

Автор: Мэтт Бейкер (Matt Baker)

Центральная часть штата Техас находится довольно далеко и от Уолл-Стрит, и от Кремниевой долины — до них примерно 2,7 тысяч километров. Возможно, именно то, что штаб-квартира Dell Technologies расположена здесь, помогло нам с долей скепсиса воспринимать мнения, бытующие на этих рынках. Почему это хорошо? Потому что общепринятое мнение нередко оказывается неверным, а стремление слепо следовать традициям убивает любые инновации в зародыше. Поэтому мы в Dell считаем, что противопоставлять себя общепринятому — часть нашей культуры.

Когда общепринятое мнение ошибочно

Мне посчастливилось оказаться в первых рядах, когда подход Dell Technologies и облачные технологии столкнулись с общепринятыми взглядами на отрасль. Это помогло мне понять, в чём именно эти взгляды ошибочны и как они повлияли на общие прогнозы о будущем ИТ.

В 2008 году Николас Карр (Nicolas Carr) написал популярную книгу «Великий переход: революция облачных технологий» (The Big Switch; The Definitive Guide to the Cloud Computing Revolution). В ней он предложил аналогию для описания ИТ, сравнив развитие этой отрасли с историей электричества и электроэнергетики. Говоря о важности перехода к облачным вычислениям, Карр напомнил, что сперва компании и сообщества стремились генерировать электроэнергию для своих нужд самостоятельно, применяя динамо-машины, паровые установки, водяные колёса и другие средства. С развитием технологий генерация энергии и её распределение были централизованы, что привело к появлению электросетей.

Большинство компаний используют электроэнергию, но мало кто занимается её генерацией. Карр сравнил эту ситуацию с тем, что происходит в ИТ-сфере. По его мнению, ИТ не является неотъемлемой частью миссии и структуры компании. Как только кто-то на рынке будет готов предложить свой, более выгодный вариант централизованной системы ИТ, большинство компаний откажутся от собственных подразделений и начнут пользоваться услугами нескольких гигантских корпораций. Эти корпорации станут «генераторами», а остальные участники рынка превратятся в «потребителей».

Преимущества использования внутренних ресурсов

Примерно в это же время я познакомился с ещё одним автором. За пять лет до того, как Карр опубликовал свою книгу, Крис Андерсон (Chris Anderson) написал бестселлер NYT (The New York Times) «Длинный хвост. Новая модель ведения бизнеса» (The Long Tail: Why the Future of Business is Selling Less of More). Андерсон, редактор журнала Wired, не упоминал в своей книге облачные вычисления напрямую, потому что это направление только начинало развиваться. Но одним из своих утверждений он по факту опроверг слова Карра. По мнению Андерсона, чтобы успешно справляться с ростом и изменением потребностей бизнеса, все критически важные для этого бизнеса элементы и подразделения (например, ИТ) должны находиться у организации в собственности. Да, сейчас на рынке публичных облачных сервисов можно увидеть несколько очень крупных игроков, но помимо них существуют тысячи других сервисов, и далеко не все они публичные.

Общественное мнение в отрасли в 2008 году (когда также были популярны мини-видеокамеры и головные повязки в стиле хиппи) склонялось к тому, что «Великий переход» неизбежен, потому что публичные облака обойдутся компаниям намного дешевле, чем создание собственной облачной инфраструктуры. И к сожалению, это мнение держалось достаточно долго. До момента, когда всем пришлось признать, что публичные облака выгодны только в самом начале пути компании к цифровой трансформации. Впоследствии же масштабировать их обходится всё дороже и дороже, пока расходы не начинают перевешивать преимущества. Подробнее об этом можно прочитать в моём посте в блог «Игольное ушко трансформации» (The Transformation Knothole).

Многие аналитики в своё время подхватили идею «Великого перехода». К счастью, Dell придерживалась иного мнения и уже тогда видела мир будущего полным гибридных и мультиоблачных решений.

Наша логика была проста. Мы посчитали, что общие функции ИТ будут включены в публичные облака по модели «Программное обеспечение как услуга» (Software as a Service, SaaS). Поэтому мы работали с SaaS-компаниями над развитием их собственной инфраструктуры, которая бы справилась с бОльшими масштабами предоставления таких услуг. Мы также посчитали, что доступ к публичной облачной инфраструктуре в виде сервисов (Infrastructure as a Service, IaaS / Platform as a Service, PaaS) популярен среди разработчиков, потому что это удобно и позволяет упростить работу внутренних ИТ-подразделений компании. И наконец, мы решили, что инвестиции в технологии в будущем будут направлены на дифференциацию бизнес-возможностей. Это означает, что предприятия, интенсивно использующие цифровые технологии, будут продолжать владеть (и пользоваться) своими технологическими решениями по разным причинам, включая их стоимость, контролируемость и инновационность.

Облако — не самоцель, а просто операционная модель

Итак, мы решили создать экосистему облачных ОС, которые можно было бы развернуть где угодно и которыми мог бы управлять кто угодно. С этой целью мы стали одними из основателей OpenStack (бесплатная открытая платформа облачных вычислений) и наладили плодотворное сотрудничество с VMware для интеграции их решений.

Мы правильно предсказали, что публичные облака по модели IaaS/PaaS/SaaS — это «прилив, который поднимает все лодки», как говорил Джон Ф. Кеннеди. Мы боролись с ложным представлением, что публичное облако обходится дешевле, и следовали своему убеждению, что облачные службы предлагают намного больше возможностей, чем угроз. Прогнозируя, что нам потребуется интегрировать публичные облачные сервисы с частными облаками и что в этом процессе возможность слияния данных из разных источников будет иметь решающее значение, мы инвестировали в соответствующие инструменты.

На наш взгляд, всё указывало на появление мультиоблачной среды, где огромной важностью будут обладать гибридные облачные решения.

Общепринятое же мнение по этому поводу сводилось к тому, что наши попытки изобрести концепцию, которая бы оттеснила публичные облачные службы на второй план и изменила отношение к ним клиентов, просто смешны.

Тревога: «цифровое наводнение» в Техасе

Через десять лет общепринятое мнение… изменилось. Даже компании, которые занимаются публичными облачными службами, позволяют клиентам запускать их облачные ОС там, где им нужно. Microsoft AzureStack HCI, Google Anthos, AWS EKS Anywhere — все эти платформы позволяют конечным пользователям проводить развёртывание на собственном оборудовании.

Да, облачные службы действительно смогли «поднять все лодки». Но по сути этот эффект больше напоминал цифровое наводнение, которое затопило все сферы жизни. Компаниям пришлось быстро масштабировать свои модели использования облачных служб, чтобы успеть за развитием бизнеса.

Они смеялись, когда мы говорили, что мир станет гибридным и мультиоблачным, но мы сохраняли невозмутимость, бросая вызов общепринятым представлениям, и продолжали идти вперёд. Быть может, именно наши техасские корни делают нас такими прагматичными, открытыми к переменам и гибкими (и слишком горячими для модных головных повязок). С истинно южным гостеприимством мы всегда ставим потребности наших клиентов на первое место и следим за тем, чтобы догмы и «популярные мнения» оставались за порогом. Такой подход сослужил отличную службу нам и миллионам наших клиентов.

P. S. Вернёмся к теории Николаса Карра о «Великом переходе» в ИТ. Главный её недостаток — в непонимании того, что на электричество гораздо больше похожи не информационные технологии, а Интернет. Ведь именно его общественные пространства помогают создавать и воплощать инновации. Карр не понимал, что ИТ из средоточия затрат — необходимого, но не основополагающего для бизнеса — превращается в сам бизнес. Он рассматривал ИТ исключительно с позиций аналогового мира, что противоречит основной миссии этого направления, и не ожидал наступления цифровой революции. Революции, которая превратила ИТ-технологии в ключевое звено почти всех секторов мировой экономики.

Об авторе

Мэтт Бейкер, старший вице-президент группы стратегического планирования инфраструктурных решений

Мэтт руководит разработкой и реализацией бизнес- и технологических стратегий группы инфраструктурных решений — подразделения Dell Technologies, приносящего почти 40 миллиардов долларов годовой выручки от продаж серверов, СХД, сетевых решений, программного обеспечения и сервисов по всему миру. Он возглавляет команду ведущих специалистов по стратегическому планированию, которой поручено выполнять три задачи: заниматься основным годовым/долгосрочным бизнес-планированием, выполнять комплексную программу исследований, которая используется в процессе стратегического планирования, и проводить рыночный/конкурентный анализ, который помогает принимать информированные решения при планировании продуктов и выборе тактики их выпуска на рынок. Мэтт занимается процессами планирования и выполнения программ, помогая руководителям различных подразделений достичь консенсуса. Он — творческая сила, которая стоит за многими интеллектуальными решениями Dell Technologies, и регулярно общается с клиентами, прессой и аналитиками на внутренних и внешних мероприятиях компании.

До прихода в Dell в 2005 году Мэтт в течение 10 лет занимал различные должности в корпорации Intel, в том числе много лет был «конечным пользователем» в ИТ-подразделении Intel, специализирующемся на технологиях удалённого доступа и сетевой безопасности, а также на проектировании сетевых решений для ЦОД. Мэтт руководил деятельностью Intel в области технического маркетинга на ранних этапах разработки 10GbE (10-гигабитного Ethernet) и iSCSI, работал над созданием более широкой отраслевой экосистемы для iSCSI, руководя действиями Intel для обеспечения совместимости и стандартизации этого протокола.

Мэтт получил степень бакалавра английской литературы и политологии в колледже Макдэниел в Вестминстере, штат Мэриленд.